В штрих-код нового водительского удостоверения зашифруют ключ доступа к сведениям о том, где, когда, кем и на каких основаниях документ был выдан. Т.е. к тем данным, которые раньше были просто напечатаны. Еще одно нововведение – на новых правах будут данные об ограничениях, которым подвержен водитель (скажем, запрет на вождение автомобилей с ручной коробкой передач – в Европе такое уже практикуется в тех случаях, когда человек обучался езде только на «автомате»). Впрочем, этот нюанс нам не интересен. Во-первых, он не имеет отношения к IT и, во-вторых, в России, как водится, пока нет соответствующего закона.

Зачем же гаишникам потребовалось внедрение штрих-кода, и как все это будет работать.

В пресс-службе МВД iToday.ru сообщили, что ведомство озабочено вот чем: кто будет изготавливать новые права, и как контролировать этот процесс на предмет исключения возможности подделки документа. Уже известно, что модернизацией программного обеспечения федеральной информационной системы ГИБДД, предназначенного для учета и выдачи водительских удостоверений, будет заниматься НПО «СТиС» (головное научно-техническое подразделение МВД).

Исполнитель госзаказа на производство новых документов определится в ходе конкурса, сроки проведения которого неизвестны. Неизвестно и потребное количество сканеров штрих-кода, потому что неизвестно, у кого они будут находиться – в каждой патрульной машине или только на стационарных постах.

Стоимость работ, разумеется, тоже неизвестна – по крайней мере, для нас с вами.

Подделать штрих-код будет, разумеется, можно. Но при этом мошеннику надо знать, что именно он подделывает. Штрих-код содержит, повторим, не сами данные о том, где и когда гражданин получил права, а только ключ к этим данным, расположенным в некой централизованной базе. Замысел таков: инспектор сканирует права и видит на дисплее (мониторе компьютера?) сведения, запрошенные из базы данных по ключу, который содержится в штрих-коде. В этом и состоит замысел милиционеров.

С точки зрения IT-инженера, схема эта представляется несколько странной. Получается, что каждый патруль нашей дорожной полиции надо снабдить техническим средством доступа к централизованной базе данных. Но если так, то не со штрих-кодирования водительских удостоверений надо начинать. Это – мелочь, последний, действительно, штрих в очень серьезном, масштабном проекте.

Начнем с того, что без наличия единой базы данных о гражданах, имеющих водительские права, наносить на «права» штрих-коды совершенно бессмысленно. Однако такой базы как раз и нет. Можно в этой связи вспомнить историю о том, как сообразительный водитель, лишившись прав за грубые нарушения ПДД, неоднократно получал права в соседних областях – централизованной базы-то нет (афера раскрылась абсолютно случайно).

Неизбежно вспоминается также история ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система), которая, помнится, предназначалась для автоматизации государственного контроля за объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Схема контроля за оборотом всей алкогольной продукции в стране казалась, как и в случае со штрих-кодами на правах, простой и логичной: на каждом этапе производства и продажи информация о продукте должна поступать на общий сервер, что позволяло бы отследить путь каждой бутылки. Предприятие посылает запрос на сервер, который дает разрешение на нанесение штрих-кодов на федеральные акцизные марки. В штрих-код попадает практически вся информация, имеющаяся на этикетке бутылки, после чего марки клеятся на бутылки, и они уходят к оптовику. Сканируй себе и смотри, кто произвел и отгрузил алкоголь, красота.

Ничего, как известно, не заработало, и это печальное обстоятельство всерьез и надолго дискредитировало многие казенные IT-прожекты.

Разработчиков ЕГАИС в свое время не смутило, что аналогичной системы нет ни в одной стране мира. Аналогов тому, что намерено сделать МВД, тоже нет.

Традиционный «полосатый», он же линейный, штрих-код, который планируют помещать на права нового образца, появился еще в 80-х годах прошлого столетия. Линейный штрих-код содержит 256 символов. В сложных приложениях ему на смену пришел двухмерный штрих-код, который позволяет закодировать данные вполне приличного объема – целиком документ (например, налоговую декларацию). Именно двухмерные штрих-коды, кстати, используются для борьбы с фальсификацией алкоголя.

Почему в МВД не прибегли к этой технологии для подтверждения подлинности документа без того, чтобы обращаться к центральной базе данных, можно только гадать. Возможно, по причине недостаточной дороговизны такого проекта. А может, из-за недостаточной надежности технологии двухмерного штрих-кодирования.

Гораздо труднее понять, почему в МВД отказались (корреспонденту iToday.ru сообщила об этом пресс-служба министерства) от очевидной альтернативы – RFID (Radio Frequency IDentification, радиочастотная идентификация).

Технология RFID позволяет вместо штрих-кода установить на идентифицируемый предмет RFID-метку (содержащую Electronic Product Code – электронный код продукции). Выпуск RFID-меток наладили на российском «Ангстреме» — их себестоимость составляет несколько центов. Такие метки практически невозможно подделать, не имея в своем распоряжении автоматической линии для их производства. Объема памяти в чипе за глаза хватит для того, чтобы хранить идентификационные данные любой степени сложности.

И все же в МВД сделали ставку на штрих-код, о чем и сообщили общественности, при этом не говоря ничего о других частях проекта тотальной идентификации водительских удостоверений. Ну что ж, ждем 11-го года.

Ольга Федина.

По материалам:iToday